Мне всего лишь хотелось закончить учебу и вернуться в родную страну. Но вместо этого меня ждут Полуночные Игры, победить в которых уже не дело чести, а вопрос выживания. Еще и в напарники мне достался главный сердцеед Академии, чья цель — то ли моя смерть, то ли… мое сердце.

Только вот никто не знает, что и со мной, и с моим сердцем все не так уж и просто.

«Впрочем, подобной "лояльности" нашлось вполне разумное объяснение — на пресловутой Доске Объявлений в первый же день моего появления в Академии появилось соответствующее распоряжение декана Берга, пылавшее кроваво- красными буквами почти целую неделю. Оно гласило, что если кто-то тронет Лиззабет Крофорт — будь то физическое или магическое воздействие, — тот адепт без суда и следствия покинет стены Академии Грейридж уже навсегда. И меня не трогали. Старательно не замечали или же демонстративно обходили стороной, относясь как… Как к ядовитому пауку-круксу, укус которого смертелен, и жертву можно спасти только если в первые минуты влить добрую дозу целительной магии. Жили круксы в норах под землей, агрессии в отношении людей не проявляли, если, конечно, их не трогать. Вот и я, словно крукс, жила в своей норе, правда, не под землей, а в маленькой комнатке под номером 213 в женском общежитии, расположенном в Восточном Крыле. Могла бы поселиться в городе, как делали многие адепты из обеспеченных семей — звонких монет с изображением гордого, вернее, заносчивого, профиля короля Сорена II папа в дорогу дал мне предостаточно. Вполне хватило бы на подходящее жилье, но…»

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новые книги , подборки, цитаты, лучшие книги...